Блог

Zol domain registration

С этой задачей Андрей справился. Однажды в Интернете, на каком-то научно-популярном сайте Скобелев прочел заметку об опытах, где линии лабораторных мышей становились бесплодными после определенного воздействия, но проявлялось их бесплодие только в четвертом поколении. Подумалось, что если у сонной болезни есть последствия, которые проявляются столь же замедленно, то к концу следующего столетия мы можем неожиданно узнать, что человечество обречено на вымирание.

Он вызвал к себе Скобелева. Последнее усилие, старик!

бесплатный хостинг сервера в кс го

Так. Практики мало. А что? Надо срочно написать тезисы на английском, страниц на десять. Выколачивать деньги сейчас не сезон, но стоит застолбиться.

Писать будем интригующе, но осторожно, всего выкладывать не будем. Наверняка на Западе тоже люди болеют, но медицина пока молчит, и в прессу еще ничего не просочилось, я просматривал.

Так что твоей математики надо побольше Пиши как получится, ошибок не бойся. Английский я отредактирую. А проектами под финансирование займемся осенью. Андрей несколько стыдился за свой английский, но Снегирев быстро отредактировал выстраданный им текст, приписал по нескольку фраз в начале и в конце, поблагодарил.

По всей видимости, со Снегиревым снова восстановились нормальные рабочие, да и дружеские, отношения. Андрей удивился, насколько ему это приятно. Работа с больными на сегодня закончилась, и три как на подбор грациозных лаборантки наслаждались кофе. Присаживайся, - пригласила самая старшая, Галя, поправляя подкрашенную в розовый цвет светлую прядь. Он аб-со-лютно не слушал указаний, представляете! Высвободил руку, погрозил кулаком. Да что там, приподнялся вместе с креслом, и заявил, чтобы его немедленно оставили в покое!

А дальше? Зафиксировали кресло, закрепили понадежнее руку, сделали укол. Спросили, кто он, по его мнению. Сказал, спокойно так, я мол не тот, за кого меня принимают. Потом взял и заснул.

Когда проснулся, то разумеется, ничего не помнил. А другой как? Тому велели рассказать о своих снах. Он говорит — я иду по Невскому, но это не совсем Невский, а другой, который параллелен нашему. В параллельном Петербурге. Там параллельные улицы, параллельные дворы, дома — все параллельное. Затем он стал рассказывать другой сон, параллельный первому. Вторая лаборантка, та, которая рассказывала про опыты, искоса взглянула на Скобелева и застегнула одну пуговку на слишком смело расстегнутой блузке.

Кто проводил опыты? О таких опытах он раньше не слышал. Ну тот, с психфака, аспирант Виталия Леонидовича Слушайте, девочки, что со мной было Снегирев и психолог Кира, довольные проделанной работой, улетели на Канары, аспиранты сдавали какие-то экзамены, у дипломников была защита дипломов, пациенты, похоже, также решили отохнуть, лишь лаборантки исправно появлялись на час-другой, да круглые сутки быть может, за исключением этой пары часов скучали охранники.

Несмотря на суровость дирекции, поменьше стало народу и на основной работе Андрея. Он шел мимо сада, через заросшие дворы. Теперь тут образовались настоящие дебри. Кое-где ветви нависали над дорожкой, как свод.

Иногда этот лес расступался, и перед ним открывалась посыпанная песком площадка, несколько покрытых шрамами скамеек, качели, а вокруг плотной, в рост человека, стеной поднимался цветущий шиповник. Над головой обещало дождь северное небо, а рядом шумели березки, липы, клены, покачивали молодыми иголками лиственицы. Были места, откуда вовсе не увидишь домов. Он пересек проспект и снова попал в заросшие дворы. Андрей никак не мог найти дома, где некогда жил. Он плутал, пока не наткнулся на металлическую сетчатую ограду, за которой виднелся знакомый двухэтажный корпус детского сада.

Было видно, что сад, в отличие от жилья, давно уже не используется по назначению, но по этому ориентиру легко отыскался и дом. Андрей сел на скамейку, подстелив на сиденье газету. Он не узнавал.

Так же неожиданно, как в авантюру со Стасом, он пустился в воспоминания. Казалось, в душе открылись какие-то шлюзы. Его захлестывали сцены из короткой семейной жизни. В деталях — с выражениями лиц, с мимикой — разыгрывалась давняя ссора. Следующая сцена — жена гладит утюгом простыню, в окно светит низкое, но еще яркое солнце, янтарный свет которого мешает им смотреть телевизор — экрана почти не. Одна из немногих мирных минут, за которые он рад бы был отдать многое.

На смену, тем временем, теснились новые картины. Кафе — они с женой тянут через соломинку коктейли. Концерт — Кшиштоф Пендерецкий дирижирует исполнением собственной симфонии. Лица — друзей, знакомых. Что еще? Оказывается, он мог, абсолютно точно, будто оно находится у него перед глазами, видеть ее тело. Точнее, чем. Тогда голова его была занята другим.

Реальность этих воспоминаний казалась куда большей, чем реальность всего, что его сейчас окружает. Можно подумать — они неподвластны времени — настолько, что способны пережить его, остаться, когда он умрет, как пережили его жену, какой она была тогда — нет, она не умерла, просто наверняка стала совсем, совсем другой, - друзей, какими они были в старые годы. Где теперь эти друзья? Где жена — в какой солнечной Калифорнии?

Возможно, пока жива старая боль, есть что противопоставить сонной болезни. Поток воспоминаний несколько ослаб. Начал накрапывать дождь. Первые же капли пробили не слишком густые волосы Скобелева. Он встал, раскрыл зонт. Затем сутуловатая, слегка перекошенная от постоянного ношения портфеля фигура двинулась к проспекту. Как обычно, Скобелев откладывал сборы в дорогу до последнего момента. Накануне ему наконец удалось переговорить с соседями — вроде бы, все согласились, что квартиру можно попробовать продать на разъезд.

Это дало ему толчок — следовало исчезнуть как можно быстрее, чтобы не запутать дела новыми разговорами. Весело ругаясь про себя, он истратил полдня, разыскивая и укладывая в машину все, что могло понадобиться в путешествии. Наконец-то можно вырваться из города! Хорошо снова оказаться на шоссе! За Красным Селом он увеличил скорость. Он с опаской прислушивался к. Часов в восемь вечера он миновал Кингисепп. Началось более глухое, более узкое шоссе на Сланцы.

Проезжая здесь, Андрей всегда удивлялся большому количеству железнодорожных переездов. Непонятно, куда вели все эти железнодорожные ветки. Казалось бы — никуда, но ведь куда-то В былые времена он не сомневался, что за мелколесьем скрывается военная тайна.

Еще с самого Кингисеппа впереди начал вырисовываться внушительный грозовой фронт. Сперва он еле просматривался сквозь дымку, но скоро развернулся во всей красе. Подсвеченные закатным солнцем, в небе громоздились какие-то рога, вавилонские башни, крепостные стены. В складках туч мерцали молнии.

За очередным переездом трескучий раскат грома перекрыл невозмутимый шум мотора. Быстро темнело. В конце прямого отрезка шоссе маячила на обочине угловатая мальчишеская фигура. Опять ахнул гром. Машина буквально подскочила на шоссе.

Крупные капли дождя бисером разлетались по ветровому стеклу. Фигура замахала рукой, голосуя. Скобелев плавно затормозил. На обочине стояла косоглазенькая девушка. Поношенные джинсы, курточка, холщовая сумка через плечо. Короткая стрижка — волосы даже не закрывают уши. Скобелев приоткрыл дверцу.

Куда едем? До Гдова возьмете? Дождь припустил сильнее, сопровождаясь оглушительным грохотом разрядов. Девушка влезла внутрь, отфыркиваясь. Как на жердочку, уселась на край забрызганного водой сиденья. Захлопнула дверцу. Включил печку. Давайте подождем. Уж больно льет сильно. Скобелев чувствовал, что гроза кончится не. Даже сонная болезнь не могла сделать его настолько толстокожим, чтобы упорно ехать под этим тропическим ливнем вперед, рискуя жизнью пассажирки.

Да и вообще Лучше бы дождь стал послабее Приключение есть приключение. Скобелев был уверен, что сможет найти поворот. Подъезд к реке был хороший, с остатками асфальта. Боюсь, сегодня до Гдова никак не добраться. Видите, что творится! Я знаю тут недалеко место, где можно разбить лагерь, если дождь ослабеет.

Себе поставлю палатку, вы устроитесь в машине. Есть одеяло и спальник. Вас как звать? Катя, - по-прежнему улыбаясь, девушка мягко провела кончиками пальцев по ткани, которой была обита крыша машины. Вы что же, археолог? Ну, не совсем Но у меня там знакомые Чтобы стекла не запотевали, пришлось запустить печку на полную мощность. В машине стало жарко и влажно. Поворот — вот. Скобелев осторожно съехал с шоссе. Память сильно преувеличила качество дорожки, да и времени прошло немало.

Неровные пятна асфальта перемежались заполненными водой ямами. Кое-где бежали ручьи. Правда, проехать здесь все-таки было можно, да и до реки недалеко — метров двести-триста. Но от водителя требовалась полная сосредоточенность. Катя, не говоря ни слова, тихо шевелилась. К счастью, никто не занял удобного места.

Скобелев посмотрел на Катю. Свет фар отражался от кустов, светились приборы. Было темно, но не слишком — достаточно света, чтобы понять, что она каким-то образом успела раздеться, правда, оставив на плечах свою детскую куртку. На бледном лице кругло чернели.

Скобелев сидел на каком-то мокром бревне и курил. За его спиной в автомобиле спала Катя. Интересно, со всеми ли она ведет себя так непосредственно? Сам Скобелев давно уже не был способен проявлять инициативу.

Но чувствовал благодарность. Гроза ушла, но над головой по-прежнему не было ни единой звезды. В темноте лучше прорастают зерна Интересно, сможет ли из этого зерна вырасти что-нибудь хорошее? Он встал, размял затекшие ноги, осторожно побрел к машине.

Разделся снаружи — внутри слишком тесно. Забавно — и у него, и у нее нашлись презервативы, что, в конечном счете, тоже неплохо. Несколько комаров впилось в тело. Скобелев поспешно забрался внутрь, осторожно захлопнул дверцу, опустил защелку мало лизалез под одеяло, стараясь не разбудить Катю. Позавидуешь — она легко помещалась, свернувшись калачиком, на разложенном пассажирском сиденье.

Проснувшись утром, Скобелев не обнаружил в машине новой знакомой. А выглянув в окно, слегка растерялся. За мертвым лесом выбрасывали дым в хмурое низкое небо полосатые трубы ТЭЦ. Вдали в тумане угадывались горбы сланцевых терриконов.

У ближнего берега торчал из воды куст ржавой арматуры. Рядом, по колено в воде, стояла голая Катя. Не оборачиваясь, она зашла поглубже и поплыла.

[Eng Sub] SOTUS The Series พี่ว้ากตัวร้ายกับนายปีหนึ่ง - EP.1 [1/4]

Скобелев уже готовил завтрак, когда Катя выбралась на берег. Вода очень теплая. Интересно, почему у нее так искусаны руки и ноги, подумал Скобелев. Может, это не укусы? Комаров она, похоже, не чувствует. Вода цветет, наверное, - усмехнулся Скобелев. Химические стоки, если остались, они ниже по течению.

Обмотав полотенце вокруг бедер, Катя зевнула, почесалась. Тебя бы сфотографировать так — на фоне ТЭЦ. Хотя бы и. Можно снять серию. Ненавижу сниматься.

Вернувшись к машине, Катя неторопливо принялась одеваться. Машина бодро неслась по шоссе, рядом сидела Катя. Но разочарования не заставили себя ждать.

Во-первых, Катю действительно встречали во Гдове. Еще в Сланцах, на заправке, Катя созвонилась с ними по мобильному телефону. Пока она кружила по асфальту, выискивая зону оптимальной слышимости, Скобелев заметил в ее полуоткрытой сумке паспорт, соблазнительно высунувший наружу свой угол. Не удержавшись, Скобелев наскоро перелистал красную книжечку. Екатерина Владимировна Клочкова, 28 лет, разведена Он осторожно положил паспорт на место. У Кати и у ее друзей туда оказались пропуска.

Андрей, по их словам, тоже мог попытаться получить пропуск — вроде бы это было нетрудно, но ехать одному к знакомым местам на берегу Чудского расхотелось. Другое дело, если бы он вообще не встретил Кати, а так Кроме того, ему не слишком нравилась идея жить в палатке под присмотром скучающих пограничников. Приходилось на ходу менять планы. Прожил там несколько дней, пытаясь работать над статьей. Погода была никакая — облака без дождя. Мысли его были заняты другим — не только Катей.

Тревога его снова рвалась к краю шкалы. Да, мы пользуемся солидными, хорошо зарекомендовавшими себя методами, вроде пресловутой статистики, о которой давным-давно известно, что она бывает хуже лжи. Мы делаем, мы стремимся, мы должны, как будто существует некое средоточие мудрости, которое держит в своих руках все рычаги, нити, все каналы управления — все, о чем только можно подумать, и задача заключается в том, чтобы избрать правильный путь, а дальше ноги сами принесут к цели.

Андрея еще не окончательно покинуло чувство юмора, и он усмехнулся про себя, вообразив дорогу в ад, аккуратно вымощенную черными и белыми шашечками. Изумительно, как ловко умудряемся мы двигаться вокруг тайны, не прикасаясь к. Кто — под давлением научных традиций. Кто — подчиняясь инструкциям и планам, разработанным людьми, еще меньше смыслящим в болезни, чем скромные сотрудники рабочей группы.

Кто — ради карьеры, из инстинкта дельцов от науки, к которым все же, пусь при известной личной симпатии, можно отнести Снегирева. Спонсоры — одни, предпочитая отстегнуть на медицину, чем на что-то иное, другие — надеясь на чудесное выздоровление, и в то же время боясь что-то менять.

Болезнь так широко распространилась, что наверняка среди распоряжающихся деньгами тоже много больных. Удивительно, что сюжет еще не попал в СМИ. Тысячи причин соединяются и порождают вполне отчетливое движение по касательной Наконец пошел дождь, от которого Скобелев укрылся в машине.

Shopping Cart - ZCloud

Он чувствовал, что подобно усилиям рабочей группы, его размышления тоже направлены по касательной к проблеме. Дождь вскоре кончился. Дождавшись, пока подсохнет палатка, Скобелев снял лагерь. Все-таки близость с посторонним человеком, это ужасный шок, последствия которого не сразу проходят. Дни, проведенные в пути, сливались воедино. Города, городки, поля, луга, березовые рощи. Полей постепенно становилось все больше, на Кубани остались одни поля, кое-где разграфленные лесополосами да отороченные мутными речками.

Он рвался к морю В Дагомысе его ждал Рубен. Рассчитывая провести здесь вторую половину отпуска, благо деньги были, Скобелев заранее связался с. За умеренную плату — комната с верандой.

Есть, где поставить автомобиль, с толстым уютным Рубеном можно сыграть в шахматы Новороссийск, Геленджик, Лазаревское, Лоо Последнее усилие прибрежный серпантин, перегруженный транспортом и вот, наконец, внизу раскинулась долина с купающимися в голубоватой дымке громадами отелей Рубен, однако, Скобелева озадачил.

Что-то случилось Принять гостя он не смог. К сожалению, в этом году ему пришлось отказать всем, всем, кому он собирался сдавать В доме была масса детей, какие-то женщины в черном, еле говорящие по-русски А главное, на новом месте оказалось раз в пять больше съемщиков, чем было бы у Рубена Тем не менее Скобелев пытался работать. Только так он и мог ощущать себя математиком, а это все еще кое-что значило в его жизни Лера выглядела не по курортному расстроенной.

Скобелев пригласил Леру выпить кофе. Зашли в кафе. Лера разговорилась не сразу, но потом призналась, что муж ее лечится тут же в неврологическом санатории. Это — последний шанс, вся его карьера под вопросом.

У него был прокол, - пояснила Лера, - ерунда, ничего серьезного, начальство тоже ничего не знает — у него хватило характера не докладывать, но он так переживал! Пошел — не признаваться, конечно, просто посоветоваться в нашу поликлинику к невропатологу.

Zol.ru SEO audit

Тот что-то заподозрил, послал обследоваться в медцентр. Там поставили диагноз — сонная болезнь. Говорят, молчи, никому ни слова. Как лечиться — не сказали. От них — от кого же еще — дошло до начальства. Сашу собирались переводить на более высокую должность — все застопорилось. Вызвали, дали понять — даже для того, чтобы сохранить то, что есть, надо лечиться.

Он же аналитик, не оперативник, хотя условия работы бывали сложные. Вроде мы на зарплату не жаловались, и обслуживание все на уровне, но ты же знаешь, где бы сейчас ни работать, все равно своих денег много уходит.

Я сам немного консультировал ребят северо-западного Центра, - осторожно заметил Скобелев. Математики везде нужны Саша, наверно, захочет с тобой поговорить. Это Скобелев и рассчитывал услышать.

Лера нервно готовила на плитке кофе. Номер, в котором они жили, был, в сущности, однокомнатной квартирой, только без отдельной кухни. Саша — светловолосый атлет, и сонная болезнь, сочетание это удивило Скобелева. По сравнению с тем, каким бы раньше Андрей был у Леры на свадьбеСаша, конечно, сдал, но суть все равно схватывал на лету. Значит, о болезни толком ничего не известно. Ни прогноз, ни течение.

how to migrate from shared hosting to vps

Не совсем. Известно все же, что ничего особенного не происходит. От ядерной энергии тоже пока ничего особенно плохого не происходило. Два широко известных случая в Японии, один на Украине. По пальцам можно пересчитать. Плюс жертвы неосторожного обращения с радиоактивными материалами. Твои медики, вероятно, списали бы это на ошибку эксперимента Или сказали бы, что опасность есть, но все под контролем. В случае с ядерным оружием хорошо известно, что может быть, если джинна выпустить из бутылки.

От сонной болезни ожидать чего-либо подобного нет оснований. Господь изощрен, но не злонамерен, как говорил Эйнштейн. Зачем так сложно. Пейте же кофе, - Лера наполнила чашки. Саша долго размешивал сахар, но вместо того, чтобы пить, зажег новую сигарету.

У нас есть одна методика,- Скобелеву пришел в голову план, показавшийся ему забавным. А кто у вас шеф? Борис Андреевич? Нет, Виталий Борисович.

Mein Warenkorb - ZCloud

Черт, - поднял брови Саша, - ты с ним в каких отношениях? В школе вместе учились. Как ты думаешь, он не мог бы удостоверить, что с моим диагнозом вышла ошибка? Не знаю. Вряд ли он будет оспаривать диагноз московского центра. А мог бы он удостоверить, что это у меня в легкой форме? Откуда ты знаешь Бориса Андреевича? Вроде того Может быть, проще ему было бы поговорить напрямую с твоим начальством?

Сначала ты мог бы встретиться с младшим Снегиревым, тот передаст, что надо, отцу, а он объяснит в частном порядке твоему начальству, что ничего страшного нет? Тогда все интересы будут задеты в минимальной степени. Выглядит неплохо Он где сейчас? По идее, на Канарах. К концу августа вернется. Саша надолго задумался. Кофе допили молча. Если раньше Саша казался просто подавленным, то теперь он выглядел, как отлично сдавший экзамены на сокрытие своих чувств человек, который вдруг осознал, что жизнь — не экзамен.

Говорил он рублеными фразами, исключительно о деле: То снимал, то надевал темные очки. Обещал позвонить в конце августа, когда все вернутся из отпуска. Когда основное было сказано, до неприличия быстро закончил разговор. Похоже, недавно она плакала. Припухшие веки, припудренный нос, наспех наложенный макияж Он даже не сказал мне, что видел во сне. Напуган ужасно. Зря ты рассказал ему про методику Он не мальчик. А по-моему, наоборот Ему всегда везло, а тут Как ты думаешь, он действительно мне позвонит?

Он не упускает реальных шансов. Хорош мальчик! Ты его не боишься? Лера задумалась, сдвинув брови. Честно говоря, иногда боюсь.

Они разговаривали долго, хотя ничего особенно нового для себя Скобелев не узнал. Как видно, Лера просто не хотела возвращаться домой.

О болезни он почти не думал — зачем? Жить можно и с ней, и даже отдыхать, пока есть деньги. Не читал газет, не смотрел телевизор, даже в Интернет почти не заглядывал, особенно в последние дни, когда вдруг решил получше узнать окрестности Сочи — например, выбрался на Красную Поляну. Обратно он решил ехать через Москву. От мелькания холмов, лесов, перелесков, полей, оврагов, километровых столбов, указателей, дорожных знаков, железнодорожных переездов, шлагбаумов, домишек, домов, городов, городишек, поселков, огородов, движения облаков, наискось проплывающих над шоссе, смены солнца, тени, дождя, перемен дня и ночи, у Скобелева возникло ощущение, будто он медленно скользит по периферии огромного круга.

Так ощущение качки не оставляет моряка, сошедшего на берег. На следующее утро разговор зашел о сонной болезни. Оказывается, вчера о ней не говорили только из-за усталости Скобелева.

Ты не представляешь, что тут сейчас творится! Вряд ли ты смотрел в дороге новости? Новостей я не смотрел. Я слышал, ты теперь в снегиревском Центре работаешь? Вы ведь там ее изучаете? Ну да, ее, сонную болезнь. Утечка произошла, информация просочилась. Ну что The northern Altai Gorny Altai intracontinental orogen is a territory of quite high seismic risk, with active faults responsible for large earthquakes both inside the area and in the adjacent parts of the Rudny, Mongolian, and Chinese Altai mountains Adija et al.

According to the latest seismic risk map of the Russian Federation Ulomov et al. The Uimon basin is located within an active fault zone called Uimon Lukina, ;Trifonov et al. Locaitons of historic and instrumental events are according to Kalmetieva et al. Paleoearthquakes in the Uimon basin Gorny Altai. Focal mechanisms of earthquakes and stress field of the crust in Mongolia and its surroundings. Mar Радзиминович Г. Баяр А. Seismic activity near Ulaanbaatar: Implication for seismic hazard assessment.

Sep Unknown large ancient earthquakes along the Kurai fault zone Gorny Altai: Get access to 30 million figures. A lexa Ranking. Y andex IKS. List of all rivals [Show]: Google documents:. Yandex pages:. Yandex mentions:. Yandex images:. Link checker. HTML validation:. Plagiarism detection:.

CSS validation:. MobileOK test:. Uptime monitoring:. WhoIs history:. Here or There. Website Spellcheck:. Yandex catalog links:. Visitors by country Russia: Alexa traffic. Google traffic. Trust Flow:. Backlinks history cumulative. Backlinks history non-cumulative, all time by days.